Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Джатаки

Свернуть
X
 
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Джатаки

    Джитаки - это истории о прошлых инкарнациях Будды Шакьямуни, предшествовавших обретению им степени Будды.

    Вот одна из наиболее нравящихся мне джатак.
    В отличие от распространённого официального перевода я предал некоторым нестихотворным моментам стихотворную форму.

    ДЖАТАКА О ШАКРЕ

    Ни несчастье, ни высочайший блеск могущества
    не ослабляют сострадания великосущных.

    Об этом повествует сей рассказ.


    Однажды Бодхисатва, что в подвигах святых годами упражнялся,
    Да так, что сострадание и щедрость стали сущностью его,
    Как и смирение и обуздание себя,
    Все действия свои на благо ближних направлявший,
    Явился в Шакры образе – богов владыки.

    Великолепие богов владыки особым блеском засияло
    благодаря соединению с Великосущным;
    величие его еще пышнее расцвело –
    так месяца сиянье еще ярче освещает палаты,
    сверкающие свежей известью побелки.

    Но блеск величия его, из-за которого сыны Дити1
    грудью ополчились против стремительных слонов диннага2
    с их бивнями, подобными пестам,
    - величье то, хоть осененное блаженства полнотой и счастием высоким,
    высокомерием не запятнало его сердце.

    Не в силах будучи терпеть его величие дивное
    И славу высочайшую, что наполняла все миры,
    Достигнул он которой небом и землёю управляя,
    Войною выступили полчища даитьев,
    с огромным войском из слонов, и колесниц, и конниц и пехот.

    И войско то вооружением своим гордилось,
    Что в ужас всех вгоняло страшным шумом
    И блеском ослепительным своих доспехов,
    Что затрудняло взгляды на него.

    И хоть душа его проникнута была святым законом,
    однако же врагов надменность и спасенье за народ,
    чьи радости столь грубо были прерваны врагами,
    достоинство высокое и образ действий,
    вынуждавший его на путь державной мудрости вступить,
    заставили и Бодхисаттвы сердце к губительной воине склониться.

    Тогда поднялся Великосущный на дивную златую колесницу,
    Впряжённую прекрасной тысячей коней.
    Пред ним с изображением архата
    Великолепно знамя развивалось.
    Сама же колесница была обрамлена
    Блистательными украшеньями и драгоценными камнями.
    И со сторон её обеих вооружение его блистало,
    Заточенное остро и лежащее удобно.
    И белый шерстяной покров всю колесницу покрывал.

    И окруженный воинством богов великим,
    Что состояло из слонов,и конниц, и пехот, и колесниц,
    Навстречу Шакра двинулся войскам даитьев,
    На берегу что океана разместились.

    И вот там разразился бой, уничтожая стойкость робких;
    и наносились страшные удары оружьем, разбивающим доспехи.

    «Постой! Не так! Сюда! Смотри! Куда теперь?
    Нет, от меня ты не уйдешь! Рази! Конец тебе!»
    -с такими кликами они разили там друг друга.

    Когда в пылу сражения такой поднялся страшный шум, визг, лязг оружия,
    от грома барабанов и от криков, казалось, треснул свод небес.

    И, опьяняясь ароматом своей мады,
    слоны бросались злобно друг на друга,
    ужасные, как горы, швыряемые ветром при разрушенье мира.
    Носились повсюду, зловещим облакам подобно, с резким громом колесницы;
    как молнии, вились на них знамена.

    Над ратями богов и данавов3 летали стрелы острые,
    которыми они друг друга поражали,
    в знамена попадая и в царские зонты, в мечи и копья, в панцири, щиты и головы людей.

    И вот, когда полки богов владыки,
    ужаснувшись стрел свирепых и мечей врагов, бежали,
    на поле брани он один лишь оставался,
    своею колесницей удерживая полчища врагов.

    Тогда Матали, что богов владыки был возницей,
    Увидя войско демонов,
    Что в чрезвычайной радости, пронзительно крича, вперёд летело,
    Богов же войско думало об бегстве,
    Решив, настало время что для отступ-ленья,
    Колёса колесницы повернул.

    Но во время бегства Шакра
    На древе хлопковом увидел гнёда птиц,
    Которым от движенья колесницы грозило разрушение.
    И сострадание заполнило всё сердце Шакры
    Когда увидел в гнёздах он птенцов.
    Тогда с словами обратился он к Матали:

    «На атом древе хлопковом есть птичьи гнезда,
    полные неоперившихся птенцов;
    так поверни же колесницу так,
    чтоб не упали на землю они, искромсанные дышлом колесницы».

    Матали отвечал: «Тем временем, о повелитель, нас настигнут полчища дайтьев!».
    И Шакра сказал: «Ну и что же? Побереги, как подобает, эти гнезда».
    Тогда Матали снова возразил ему:
    «О лотосоокий! Единственное, что могло бы птиц спасти,
    то колесницы нашей поворот назад:
    но ведь давно уже, препятствий не встречая со стороны богов,
    на нас несется вражеское войско!».

    Тогда богов владыка, движИмый состраданьем и
    Обнаруживая тем возвышенный свой образ мыслей, молвил:

    «Так поворачивай обратно колесницу:
    уж лучше умереть мне от ударов ужасных палиц слуг владыки дайтьев,
    чем жить бесславно, в поношенье, созданья эти погубив,
    охваченные ужасом и скорбью!».

    Ответил «Слушаю!» Мотали
    И повернул обратно колесницу, что запрягалась тысячью коней.

    Тогда враги, видавшие в сраженье подвиги его, заметив колесницы поворот,
    охваченные ужасом, заколебались и подались назад,
    подобно черным облакам, гонимым ветром.

    Хотя разбито было его войско,
    он, повернув обратно, путь преградив войскам врагов,
    сбил с них заносчивость и опьянение победой
    - хоть был один - своею неожиданной отвагой.

    Когда же рать владыки небожителей увидела,
    что войско демонов заколебалось,
    то и она назад вернулась,
    а ненавистники богов бежали,
    охваченные ужасом,
    и в мыслях не было у них обратно повернуть.

    Божественные десять троиц4 в смущении и радости почтили поздравленьями царя богов, затем торжественно он отбыл с поля брани,
    блистая чудным пламенем победы ореола.
    Затем отправился в свою столицу,
    где жители дворца его тоской томились.
    Вот так была одержана победа в том сражении.
    Поэтому и говорят:
    Презренный зло творит по бессердечью своему;
    а средний человек, хоть и доступный состраданью,
    - когда бедой застигнут;
    но добродетельный в опасности смертельной даже
    своим воззреньям не способен изменить,
    как не способен океан свои оставить берега.

    Примечания:
    1 Дити - слабо персонифицированное ведическое божество, противопоставляемое Адити («Безграничная») - матери богов. Сыновья Дити, дайтьи - демоны, враждующие с богами.
    2 Диннага - мифические слоны, поддерживающие землю.
    3 Данавы - класс демонов, враждующих с богами; часто их объединяют с дайтьями.
    4 «...Божественные десять троиц» (тридака).- Класс буддийских богов, обитающих в мире Шакры
    Радость есть особая мудрость!

  • #2
    ДЖАТАКА О ЖЕРТВЕ

    Чистых сердцем не склонить к дурным деяньям;
    Об этом помня, следует стремиться к чистоте душевной.
    Вот как об этом назидательно повествуется.

    Когда-то Бодхисаттва был царём в стране,
    Что по величию его заслуг в наследство от отца ему досталась.
    Спокойствием и безмятежностью было наполнено правление его:
    Покорны были все князья ему,
    Ни беспорядков, ни врагов внутри и вне страны не наблюдалось.

    Опора царства: он преодолел все страсти, как врагов своих,
    Был равнодушен к наслажденьям,
    Которые постылыми становятся, когда ты вкусишь их;
    Все помыслы направил он на благо подданных своих;
    И к добродетели в стремленьях постоянных,
    Словно аскет суровый жил.

    Он знал главнейшую черту характера людей –
    Стремленье подражать в своих поступках высшим.
    И потому, стремясь спасенье принести всем подданным своим,
    Он был особенно пристрастен к выполненью долга.

    Он раздавал имущество и в поведении своем всегда был благонравным;
    терпеньем был проникнут и заботился о пользе мира;
    и, выражая милостивым видом свое стремленье к благу всех людей,
    блистал он, словно праведности воплощенье.

    Но вот однажды ту страну его,
    Хоть и хранившуюся под его началом,
    За беззаконные деянья населенья,
    А также и по небрежению божеств,
    Что ниспосланием дождей руководили,
    Несчастье посетило в виде засухи сильнейшей.

    И царь тогда размыслил в своём сердце:
    «Причиной этого несчастья есть нерадение к Священному Закону
    Меня или народа моего».
    С стремлением неугасимым к благу подданных своих,
    Ни на мгновение не забывая их несчастье,
    Собрал он лучших среди знатоков Закона:
    Жрецов, брахманов и старейшин прочих
    И обратился к ним с вопросом
    о том, каким путём несчастье устранить.

    Тогда они, по указанью Вед считая,
    Причиною дождей свершенье жертвоприношенья,
    Прибегнув к коему пришлось бы
    Множество животных спалить на жертвенном костре,
    Царю об этом сообщили.
    Но царь, услышав о необходимости лишенья многих жизней,
    По состраданию, что наполняло его сердце
    Не мог склониться к одобренью предложенья.
    Но будучи благовоспитан с детства,
    Не огорчил советников отказом
    И на другой предмет увел он разговор.

    Они же, не зная мыслей его сердца,
    Напротив, говоря о долге религиозном,
    Настаивали на свершеньи жертвы:
    «Никогда не медлишь ты в исполненьи обязанностей государя,
    Которые направлены на благо царства.
    Причем всегда порядок исполненья
    Определяется святым законом.
    Искусен ты в служении триаде;
    Для блага подданных твой лук всегда натянут.
    Так почему же ум твой нерадив настолько,
    Что медлит он построить мост,
    Что в царство небожителей ведёт,
    Которому названье - «жертва»?

    С глубоким уважением, как слуги,
    Относятся к твоим велениям цари,
    Их исполнение считая счастьем.
    И вот приспело время, о несущий смерть врагам,
    Великой жертвою достигнуть счастья, блещущего славой.

    Хотя, конечно, сам ты свят всегда, как дикшита1,
    Благодаря любви к даяньям и вниманию к обетам,
    Но все же надлежало бы тебе долг уплатить богам,
    Свершивши жертву, как повелевают Веды.

    А боги, удовлетворенные твоею жертвой, надлежаще совершённой,
    Дождь ниспошлют на землю;
    По сей причине приступай же к совершенью жертвы.
    Ведь эта жертва - благо для народа, да и тебя она прославит».

    И у царя явилась мысль такая:
    «Как сильно должен колебаться убежденьях человек,
    Хотя бы веры он исполнен и любящий Святой Закон,
    Когда без размышления он будет
    Внимать различным мнениям людей;
    Его нетвердый ум легко быть может увлечен доверием к другим!

    Ведь те, кого среди людей прибежищем надежным почитают,
    Те иногда под видом ревности к закону
    Доходят даже и до нарушения его;
    И человек, последовав за ними,
    По наставленью их на путь дурной вступает
    И мечется в теснине, выхода ища.
    Какая ж связь есть меж причинением страданий жертвенным животным
    И действием священного закона,
    А также пребываньем в мире небожителей иль ублажением божеств?

    Животное, которое лишают жизни,
    Волшебной силой таинства, как говорят,
    Идет на небеса - ведь потому его и убивают;
    По их словам, согласно с сущностью закона это;
    Но то неправда:
    В потустороннем мире кто может пользоваться тем,
    что сделано другим?

    И по какой причине попадет на небеса животное,
    Сердце которого от зла не отвратилось,
    И в нем не возросло решенье твердое творить прекрасные дела –
    Неужто лишь за то, что смерть его настала во время жертвоприношенья?

    Когда б животное, убитое при принесньи жертвы,
    Могло попасть на небеса,
    Тогда брахманы разве сами бы не восхотели
    Собою жертвенных животных заменить?
    Так почему ж нигде не видим мы такого?
    Кто после этого их слову станет верить?

    И подлинно ли небожители, оставив дивную амриту,
    Что несравненна по аромату и чудесной силе,
    По вкусу и по действию могучему,
    Которую подносят им прекрасные апсары,
    Придут в восторг от сальника и прочих жертв,
    Полученных от убиенья несчастного животного?

    «Настало время действовать» - подумал царь
    И, приняв для себя решенье,
    К советникам своим он обратился,
    Как будто согласившись с доводами их:

    «Поистине, надёжную опору я имею,
    И возвеличен милостью богов,
    Раз мыслью о благе вы проникнуты моём.
    Поэтому хочу свершить я жертвоприношенье,
    Пожертвовав богам готов я тысячу людей.

    Пусть же советники мои, согласно полномочиям своим,
    Возьмут заботу по организации сего мероприятья.
    Найдут пусть место, подходящее для возведенья построек,
    Определят благоприятный лунный день, час и мгновенье».

    Домашний жрец царя сказал ему на это:
    «Для соискания успеха дела ты, о великий государь,
    По окончаньи жертвоприношенья одного
    Свершить обязан очистительное омовенье авабхритха2
    И к жертве следующей потом лишь приступать.
    Ведь очевидно, что если сразу 1000 человек
    Для жертвоприношенья взять,
    То это может вызвать и волнения в народе».
    Слова его брахманы подтвердили,
    И царь ответил им:
    «Оставьте, о достопочтенные, все ваши опасения о гневе подданных.
    Устрою всё я так, что мой народ не будет возмущаться».

    И сразу после царь, собрав селян и горожан,
    К ним слово обратил своё, глаголя:
    «Хочу я жертвоприношенье совершить
    И тысяча мне человек нужна для плана этого осуществленья.
    Но ни одни достойный человек не будет отдан мною на закланье,
    Когда не совершал он зла.

    И с дня сегодняшнего начиная
    Я каждого из вас
    При помощи всевидящего ока,
    Которым будут мне служить
    Достойные и незапятнанные люди,
    Долой что гонят беззаботность от себя,
    Замечу как преступающего грань закона
    и нарушающего приказания мои.
    Таких отдам для принесенья жертвы
    Как рода осквернителя и как врага своей страны.
    Да будет вам известно это!».

    Почтительно сложивши руки,
    Старейшины царю сказали
    В ответ на обращение его:
    «Все действия твои направлены на благо подданных,
    И разве есть причина, чтоб осуждать их, о великий государь?
    Сам Брахма3 должен был бы поведение твое одобрить,
    О образец всех добрых поведенья!
    Будь здесь ты наивысшим образцом для всех!

    То, что приятно государю, приятно также и для нас:
    Тебе ведь также кажется приятным
    Лишь наше благо и лишь то, что нам приятно!».
    Так речь царя народом принята была.

    Затем царь разослал по городам и сёлам
    Доверия достойных слуг
    И повелел им схватывать преступников всех злых,
    А также ежедневно возглашать, сопровождая барабанным боем,
    Народу следующие слова:

    «Хранящий безопасность царь
    Дарует безопасность всем добрым людям,
    Украшенным прекрасным повеленьем и постоянной чистотой;
    Для блага же народа он жертвоприношение желает совершить
    С закланьем тысячи преступников,
    Для жертвы предназначив тех, закоснел кто в злодеяньях.

    И тот, кто повеление царя, преступит
    В высокомерии своем иль в попустительстве желаньям беззаконным,
    Тот, этими поступками своими осужденный,
    В несчастье будет ввергнут и обратится в жертву искупленья;
    Привязан будет он к столбу для принесены в жертву;
    В своих страданиях достойный сожаленья,
    Своими муками он будет взоры привлекать людей».

    И жители страны, о намерении царя услышав,
    И каждый день, внимая упомянутым словам,
    И видя царских слуг, разосланных повсюду,
    Оставили безнравственное поведенье
    И стали всеми силами стремиться к самообузданью.
    От склонности к вражде к любви и уважению они пришли
    И стали уважать советы старших, раздоры, ссоры прекратив.
    А в проявленьи щедрости искусны стали.
    Благовоспитанностью и скромностью своей сияли так,
    Как будто жили в Критаюге.

    От страха смерти, от мыслей о загробном мире,
    А также по причине гордости семейной,
    Стремленья к доброй славе,
    Возросшей от великой чистоты сердечной,
    Народ там непорочной, чистой жизнью стал сиять.

    Чем глубже весь народ святым законом проникался,
    Тем с большей ревностью помощники царя
    Старались выследить людей дурного поведенья,
    И потому никто не преступал закон.

    И вот, услышав обо всем, в его стране происходящем,
    Царь просиял великой радостью
    И, наградивши вестников за их приятные известия,
    Он с наставлением к своим министрам обратился:

    «Мое стремление высшее - народ свой охранять;
    Теперь пришел он в состояние, достойное награды;
    Богатства эти все, что предназначены для жертвы,
    Хочу я в жертву принести, в согласии с решеньем прежним.

    Пусть каждый, сколько пожелает,
    Богатства вволю у меня возьмёт, как топливо для счастья.
    Да будет изгнана из царства моего та бедность,
    Которая страданьями мою страну томила.

    Когда я принял твердое решение спасти народ,
    Когда благодаря высокой помощи от вас,
    Так средства возросли мои, мне кажется,
    Что бедствие народа, гнев мой вызывая,
    Жжет мое сердце каждый миг».

    И вот советники царя, приняв слова его с восторгом,
    Распорядились об устройстве домов
    В которых бы дары бесплатно раздавались
    По всем деревням, городам и рынкам,
    А также на дорогах и местах для отдыха, согласно приказанию царя.
    Нуждающихся всех желанья
    Со щедростью великой ежедневно удовлетворяли.

    Тогда народ, освободившийся от бедности
    И вдруг разбогатев благодаря богатствам царским,
    В прекрасные одежды облачившись,
    Блистал, как будто в дни торжеств великих.

    И, сотканная из хвалебных гимнов радостных просителей,
    Распространилась широко повсюду слава государя,
    Как лотоса пыльца, его тычинками рожденная,
    Все далее волнами легкими по озеру разносится.

    Таким путем, благодаря тем мудрым мерам государя,
    Народ весь к жизни добродетельной вернулся,
    И бедствия, утратившие силу вследствие благополучия народа,
    Что непрерывно возрастало,
    Исчезли, не находя ни в чем опоры.

    Все сезоны года приятны стали, наступая регулярно,
    Как новые цари вступают на престол, придерживаясь строгого порядка;
    Земля богатые там жатвы стала приносить;
    Покрылись лотосами водоемы с чистейшей голубой водой.

    Тяжелые болезни более не мучили народ,
    Лекарственные травы огромную целительную силу получили;
    Как надлежит, в то иль другое время года
    Всегда там веял ветер;
    Планеты двигались вокруг путем благоприятным.

    И никому не угрожала там опасность
    Ни извне, ни внутри царства, ни от случая слепого;
    Народ же соблюдал святой закон и верен был своим обетам:
    Поэтому, казалось, наступила Критаюга.

    Когда подобным образом царь жертвоприношенье совершил,
    В согласьи со Свтяым Законом,
    И удалил страданья бедняков
    И бедствия другие все пресёк,
    Страна его была примером счастья.
    Народ был полон радости
    И неустанно повторял слова благословения царю,
    И слава царская распространилась безгранично.

    И вот один из главных министров царя,
    Душа чья обратилась к вере,
    Так обратился к славному царю:
    «Поистине прекрасно говорится:
    Имея постоянно дело с деяньями людей различных –
    Высоких, низких или средних –
    Властители всех превосходят мудростью своей.
    Ты, государь, принеся, согласно со Святым Законом жертву
    Безгрешным способом и безупречным,
    Избегнув умерщвления животных,
    Доставил счастье подданным своим в мирах обоих;
    Окончены несчастия их, равно и бедности страданья,
    И весь народ направлен на стезю Священного Закона.
    К. чему же много говорить? Народ твой счастлив!

    Мех антилопы черной, что на тебя накинут,
    Подобен знаку на луне;
    Твои ограниченья в состоянье дикша нисколько не ослабили
    Естественную прелесть повеленья твоего;
    Прическа на твоей главе теперь не менее прекрасна,
    Чем когда она была под зонтиком царя;
    Своею щедростью Ты отнял гордость даже у того,
    Кто сотню жертв принес4: его лишил ты славы.

    О мудрый,
    Ничтожна, вредоносна жертва большинства людей, стремящихся к награде;
    А эта жертва - украшенье славы
    И соответствует твоей моральной чистоте,
    Своею безупречностью чаруя.
    О сколь блаженна участь подданных, которым ты защитник:
    Ведь, несомненно, даже и отец не может стать таким защитником своих детей!».

    Другой сказал министр:
    «При наличии великого богатства
    Обычно люди щедрость проявляют, надеясь на награду;
    А поведением нравственным стремятся к воздаянию в сем мире или жаждут неба,
    Но проявление подобное обоих этих качеств,
    Как у тебя, искусного в поступках ради ближних,
    Не наблюдается у тех,
    Кто не возвышен мудростью и бескорыстной добротой не блещет».

    Отсюда можно заключить,
    Что «чистых сердцем к дурным деяниям не склонить»
    Об этом помятуя, стремиться следует к душевной чистоте.

    Стремленье к благу подданных поскольку
    Несет царям спасенье, счастье, прославляет их,
    Нельзя им отвращаться от него.

    Еще же следует добавить,
    Что праведности возрастание в народе
    К благополучию ведет.
    И; зная это, тот, стремится кто к благополучью,
    К деяньям праведности должен обратиться.
    А также твёрдо мы должны усвоить
    Что вред, что причиняем существам живым,
    Нас никогда не приведёт к благополучью,
    В отличии от самообузданья, щедрости, смиренья.
    И потому любой, стремящийся к благополучью,
    Проникнут добродетелями должен быть.

    ---------------------------------------------------------------
    Примечания:
    1 Дикшита - так называется человек, начиная с момента дикши (очищающие обряды перед большим жертвоприношением) до авабхритха (см. след. прим.).
    2 Авабхритха - заключительное омовение после совершения жертвоприношения.
    3 Брахма - высший бог, творец вселенной в религиозно-философской традиции индуизма.
    4 «...Кто сотню жертв принес...» - один из эпитетов Индры.
    Радость есть особая мудрость!

    Комментарий


    • #3
      Настройка требуется здесь для восприятЬя....
      И первый раз и раз второй пыталась прочитать!
      И только с третьего смогла всё воспринять я!

      Комментарий


      Agni-Yoga Top Sites
      Обработка...
      X